Активная гражданская позиция и корпоративное гражданство

Елена Тополева, исполнительный директор Агентства социальной информации, в своем докладе рассказала о том, на какой стадии развития находится в России гражданское общество. При этом она подробно остановилась на принятом в июле 2012 года Законе о НКО, согласно которому все неправительственные некоммерческие организации (НКО), финансируемые из-за рубежа, должны обозначаться как «иностранные агенты».

В этом законе Тополева видит удар по и без того трудной деятельности российских НКО. Принимая во внимание высокую долю недоверия российского населения по отношению к деятельности НКО, новый закон будет иметь для «третьего сектора» далеко идущие последствия. «В новом Законе о НКО я не вижу ничего хорошего, надеюсь, что его скоро отменят», – заявила эксперт.

О деятельности предприятий в качестве акторов гражданского общества участники семинара дискутировали с Михаэлем Зассе, руководителем департамента по работе со СМИ и связям с общественностью холдинга Wintershall Holding GmbH.

Зассе рассказал о том, что предприятия в качестве акторов гражданского общества ни в коем случае не ведут себя бескорыстно, а преследуют при этом собственные интересы по увеличению оборота и минимизации рисков. «Предприятия могут получить выгоду, если их деятельности в гражданском обществе СМИ и общественностью будет отдано должное», –сообщил Зассе. Однако корпоративное гражданство служит не только интересам предприятия, но и направлено на достижение всеобщего блага.

Опыт Зассе показывает, что корпоративное гражданство за рубежом может функционировать только при учете региональных особенностей и политических рамочных условий. Это также подчеркнул и другой участник панельной дискуссии Святослав Бычков, директор по внешним коммуникациям Ilim Timber Industry. Российские предприятия, занимающиеся бизнесом в Германии, несут бремя негативного имиджа России. «Корпоративное гражданство – хороший путь, чтобы изменить данную ситуацию», – считает Бычков.

В ходе панельной дискуссии, состоявшейся во второй половине дня, представители гражданских инициатив, а также политических и деловых кругов обсудили то, насколько гражданский протест угрожает парламентской демократии или же он содействует поиску наилучшего и принимаемого всеми сторонами решения.

Лилия Шибанова, исполнительный директор ассоциации по наблюдению за выборами «Голос», выступила с эмоциональным докладом об опыте, полученном как в ходе волны протестов после думских и президентских выборов в России, так и при недавних массовых демонстрациях в Москве. Высказывания о том, что протесты на уровне гражданского общества несут угрозу для представительной демократии, были Шибановой решительно отвергнуты.

По поводу гражданских протестов против инфраструктурного проекта «Штутгарт 21» Вилли Штехеле, бывший министр экономики федеральной земли Баден-Вюртемберг, допустил, что главным образом их причиной послужила недостаточная информационная политика. Тем не менее Штехеле допускает, что граждане в значительной мере хотели оставить принятие решения за политиками, так как сами они не желали столь глубоко вникать в соответствующие темы. «Сильнейшей формой гражданского соучастия может быть сам парламентарий», – заявил Штехеле.

Штефан Кох, Manager Corporate Sustainability, Political Affairs & Corporate Communications в концерне E.ON AG пояснил, что по отношению к предприятиям граждане испытывают растущие ожидания касательно социальной совместимости, а также защиты климата и окружающей среды. Один лишь концерн E.ON AG до сих пор уже 15 раз сталкивался с проблемами признания в обществе реализуемых им инфраструктурных проектов. Риск сложно поддается расчету – от затяжной реализации проекта до его остановки возможным является все.