Тема: ЕС – Россия: внешняя политика и экономические связи

И во время Германо-Российских бесед в Баден-Бадене ощущалось, что конфликт на Кавказе омрачил взаимоотношения между Россией и Европейским союзом. Надежда Арбатова, заведующая отделом Центра европейской интеграции Института мировой экономики и международных отношений РАН, назвала его «переломной точкой в отношениях между ЕС и Россией». В первую очередь, этот конфликт имеет последствия для Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским союзом, потому что он продемонстрировал недостаточность сегодняшних европейских институтов безопасности. Надежда Арбатова считает, что главный императив германо-российских взаимоотношений состоит не во взаимодействующей экономике, но в интересах европейской безопасности: «Мы – общие пленники нашего общего континента».

Россия, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, сама внесла вклад в свою изоляцию, аргументировал Dr. Маркус Эдерер, руководитель департамента планирования Федерального министерства иностранных дел Германии. Этому также способствовали заявления мэра Москвы Юрия Лужкова, что Крым должен вернуться в состав России. Маркус Эдерер задал справедливый вопрос: «Почему Россия не дистанцируется от заявлений подобного рода?». В конце концов, политика также включает искусство успокаивать встревоженных соседей.

Как в случае проблематики информационного негатива в СМИ, так и здесь требуется интенсивная и контроверсная дискуссия о языке и терминологии. Взаимопонимание есть производное от понимания. Это действует для партнерства между Россией и Европой, для вопроса о НАТО, для переговоров по вступлению России в WTO.

Максим Медведков, глава делегации России на переговорах с WTO и директор департамента торговых переговоров Министерства экономического развития Российской Федерации, с разочарованием отозвался о переговорном процессе по членству России в ВТО. В связи с Россией ВТО используется как политические подмостки, пожаловался Максим Медведков. Он отметил: «Здесь обсуждаются вопросы, как конфликт на Кавказе, которые никакого отношения к ВТО не имеют». Максим Медведков подтвердил, что Россия предполагает закончить переговоры через два месяца. Проф. Dr. Клаус Мангольд, председатель Восточного комитета Германской экономики, расценивает этот шаг как меру России по формированию доверия. Сотрудничество германской экономики с Россией в области модернизации он рассматривает не «как назидательный перст, а как предложение партнерских взаимоотношений».